КАРТИНЫ ИЗВЕСТНЫХ ХУДОЖНИКОВ

Картина “Христос в пустыне” (художник Крамской И. Н.)

0

Работа над картиной “Христос в пустыне”

В 70-е годы Иван Николаевич Крамской (1837—1887) стоял во главе передового русского искусства и отражал в своих произведениях самые насущные вопросы современности. Центральным произведением этого периода, как и всего творчества художника в целом, стала картина “Христос в пустыне”. (Этот холст находиться в Третьяковской галереи).

Создание картины было сопряжено с большими трудностями и потребовало напряжения всех душевных сил Крамского. Так так постоянный поток заказов, жизненно важные интересы товарищей, общественные дела и нужды семьи отнимали у художника много сил. Творческие же замыслы перед всем этим отходили на второй план.

Так Крамской вспоминал: “После выхода из Академии, я начал вечную историю борьбы из-за куска хлеба…”

В 1867 году были сделаны первые наброски к картине “Христос В пустыне”, но лишь пять лет спустя, на II передвижной выставке в 1872 году, появилось это большое полотно.

В повседневных заботах и трудах, ещё со времён артельной жизни, Крамской мечтал о картине высокого содержания, посвященной нравственным проблемам, в которой воплотились бы раздумья о долге человека, об искушениях, с которыми ему приходится бороться, о путях и судьбах людских- всё то, о чём с юношеских лет размышлял сам художник.

Крамскому, воспитанному на идеях об общественного служения, как и многим представителям интеллигенции 60-70-х годов, было свойственно необычайно острое сознание своего гражданского долга, сознание необходимости самопожертвования и самоотречения во имя общественного дела. Нравственному облику человека, его идеалам, Крамской и его современники придавали необычайно большое значение, как силам, способным воздействовать на жизнь, изменять и улучшать её. И в размышлениях Крамского о своём современнике, о человеке, наделённом мужеством и волей, чутким сердцем и совестью, пожертвовавшим собой во имя служения людям, отражались представления передовой интеллигенции об этическом идеале эпохи.

Исповедью души, беспримерным, чистосердечным откровением становится картина “Христос В пустыне”, идея которой была продиктована самой жизнью.

Под влиянием ряда впечатлений, у меня осело очень тяжёлое ощущение от жизни, – писал Крамской, объясняя происхождение своей картины и заключённый в неё смысл. – Я вижу ясно, что есть один момент в жизни каждого человека, мало-мальски созданного по образу и подобию божию, когда на него находит раздумье – пойти ли направо или налево, взять ли господа бога рубль или не уступить ни шагу злу”.

Жизненные впечатления, лежащие в основе картины, нашли выражения у Крамского не в конкретном образе, а в условленной форме религиозного сюжета, так как переживания, о которых хотел поведать художник, хоть и были навеяны современностью, однако с незапамятных времён выпадали на долю людей разных эпох и приобретали в глазах Крамского общий философский смысл.

“Расширяя дальше мысль, охватывая человечество вообще, – пояснял Крамской,я, по собственному опыту, по моему маленькому оригиналу, и только по нему одному, могу догадываться о той страшной драме, какая разыгрывалась во время исторических  кризисов. И вот у меня является страшная потребность рассказать другим то, что я думаю. Но как рассказать? Чем, каким способом я могу быть понят? По свойству натуры язык иероглифа для меня доступнее всего”. Этим “иероглифом” стал для Крамского образ Христа.

Крамской так глубоко был поглощён этой темой, так живо и с таким чувством ежедневно и ежечасно представлял себе ту глубокую душевную драму, которую приходилось переживать его герою, что образ Христа как живой стоял перед его глазами. Как о самом близком человеке рассказывал он о нём своим друзьям.

“Я был совершенно поражён этим живым воспроизведением душевной жизни Христа, – вспоминал о своём впечатлении от беседы с Крамским Репин. – И казалось, в жизни своей я ничего интереснее этого не слыхал. Особенно искушение в пустыне. Он представил борьбу Христа с тёмными сторонами человеческой натуры…

Это искушение жизни очень часто повторяется то в большей, то в меньшей мере и с обыкновенными людьми, на самых разнообразных поприщах. Почти каждому из нас приходится разрешать роковой вопрос – служить Богу или мамоне”.

Но не Христос как легендарная личность интересовал Крамского, а “роковой вопрос” – этическая проблема общественного долга, который неизбежно встаёт перед “обыкновенными людьми.”

Сцена столь ясно представлялась глазам Крамского, что ему не потребовалось делать большого количества эскизов, прежде чем была найдена соответствующая композиция. 

Сам Крамской говорил о методе своей работы: “Я пишу картину, как портрет – передо мной, в мозгу, ясна сцена со всеми своими аксессуарами и освещением, и я должен скопировать”.

Сюжет и описание картины “Христос в пустыне”

Первоначальные карандашные наброски изображают сидящего на камнях человека (в правом углу картины), погружённого в глубокое раздумье. Единственным промахом, который Крамской допустил, был выбор вертикального формата холста. Этот вариант не удовлетворил художника, и он тотчас же написал ту же самую сцену на холсте горизонтальном и большего размера. Второй вариант и является той картиной, которая теперь висит в зале Третьяковской галереи.

Горизонтальный формат давал возможность представить панораму бескрайней каменистой пустыни, по которой брёл одинокий человек и день, и ночь в немом молчании, и только под утро, усталый и измученный, опустился на камень, всё ещё ничего не видя перед собой. Уже горизонт затеплился утренним солнцем, величавая природа готовится встретить восход, и только человек безучастен к окружающей красоте и радости бытия. Он не чувствует, что происходит вокруг, неотступная мысль не оставляет его. Следы глубоких и мучительных переживаний видны на его усталом, помрачневшем лице. Тяжесть дум словно легла на его плечи и склонила голову. выразительны все детали образа Христа. И поникшая голова, и сомкнутые губы, и сцепленные руки, и вся фигура этого исстрадавшегося, измученного душевной борьбой человека.

“Художник глубоко вводит вас в свою творческую бездну, – писал об этой картине писатель И. А. Гончаров, подчёркивая психологическую многогранность образа Христа, его душевные терзания и вместе с тем силу и стойкость, – где вы постепенно разгадываете, что он сам думал, когда писал это лицо, измученное постом, многотрудной молитвой, омывшее слезами и муками грехи мира – но добывшее себе силу на подвиг… Если б зритель не на картине, а в действительности неожиданно, в прогулке набрёл на этот уголок и на это явление… он поразился бы страхом перед этим измученным лицом и задумчиво-сильным и неодолимым взглядом.”

С глубоким психологизмом показан Крамским этот образ. В чертах лица, в выражении глаз столько скорби, терзаний, что кажется, они должны сломить, раздавить человека. Но нет – монолитная, крепкая, словно осколок скалы в этой безлюдной пустыне, возвышается фигура Христа. Чуть поникла голова, но не согнулись широкие плечи. Крепко сцеплены сильные руки. Твёрдо опираются отяжелевшие ноги. Во всём облике выражение крепости, стойкости. Такой человек всё вынесет, выстоит, и не упадёт под тяжестью испытаний. В душевных муках он словно обрёл твёрдость духа, силу воли.

“Те черты, которые Вы придали своему созданию, – писал Крамскому Гаршин, – по-моему, вовсе не служат к возбуждению жалости к  “страдальцу”… Нет, меня они сразу поразили, как выражение громадной нравственной силы, ненависти к злу, совершенной решимости бороться с ним”.

Монохромная по своей живописи (построенная на сочетании приглушенных холодных – синего и серого, и тёплых – красного и розового тонов) картина впечатляет в основном пластической выразительностью фигуры, которая помещена почти в самом центре композиции и полностью завладевает вниманием зрителя. Унылый, безрадостный и суровый пейзаж показан Крамским условно. Необозримые дали каменистой пустыни, расстилающиеся до самого горизонта, не связаны с передним планом, он “оторван”, выделен художником, и здесь, среди серых и холодных глыб, на некой, условно говоря, “площадке” помещён Христос.

Его монолитная тёмная фигура чётким обобщённым силуэтом выделяется на посветлевшем небе, которое является наиболее живописной частью картины, вносящей радостную эмоциональную ноту. Нежно розовеющая заря над мрачной безлюдной пустыней будто возвещает торжество света над мраком и играет не последнюю роль в образном раскрытии замысла художника. Редеющая гряда облаков узкой лентой прочерчивает озарившийся небосвод. Эта полоса акцентирует горизонтальное панорамное построение картины, разделённой точно по середине линией горизонта. Однако почки квадратный формат холста и фигура Христа, возвышающаяся высоко над линией горизонта и создают равновесие, равнодействие вертикалей и горизонталей. Композиция приобретает статичность, уравновешенность и выражает то состояние сосредоточенной погружённости  человека в себя, когда он ничего не видит вокруг, ни на что не реагирует, бездействует в суровом молчании.

Большое место в эмоциональном раскрытии образа отводит Крамской светотеневым контрастам. Тёмная фигура Христа на светлом небе, на освещённой площадке, повёрнутая спиной к восходящему солнцу и потому погружённая в тень оказывается как бы “выключенной” из среды, “отгородившейся” от мира. Именно этот художественный приём светотеневого обыгрывания помогает острей почувствовать, что человек замкнут в себе, погружён в свой внутренний мир и безучастен к окружающему.

В картине, лишённой каких-либо внешних эффектов, динамики, сделан сильный и ясный акцент на главном – фигуре Христа, и она сразу же, в первый миг завладевает вниманием, заставляет долго и пристально вглядываться. Постепенно в процессе вживания в образ раскрывается та внутренняя драма, которую переживает человек.

Традиционная по своему сюжету картина Крамского поражала глубоким выражением человеческих чувств. И не традиционный образ “идеального” Христа возникал здесь, а образ душевно чуткого человека, истерзанного борьбой добрых и тёмных сторон души.

Эта глубокая правда внутренней драмы человека была столь необычна в форме религиозного сюжета, который избрал Крамской, что заставляла забывать, кто изображён на картине. Да и действительно ли этот уставший, измученный, с потемневшим лицом и запавшими глазами человек – Христос с его идеальным, светлым ликом, величественной фигурой, душевной ясностью и спокойствием, как по традиции его привыкли изображать? Не больше ли похож этот далеко не идеального вида человек на самого Крамского, такого же беспокойного, пытливого, совестливого, самоотверженного?

Близость идей, выраженных Крамским в картине, переживаниям и размышлениям современной передовой интеллигенции делали полотно “Христос в пустыне”  большим событием художественной жизни.

Широкое философское содержание картины находило живой отклик у публики, потому что оно имело актуальный жизненный смысл.

Также в картине “Христос в пустыне” отразился и новый взгляд на историческую живопись. Согласно этому взгляду, не только историческая конкретность, правдивость должны быть присущи историческому произведению; главным её достоинством признавалось то, что она насыщена современным содержанием, что она “трогает современников, и тем больше трогает, чем больше в ней вечных человеческих страданий и радостей.”

“Христос в пустыне” был воспринят современниками как глубоко правдивое произведение, продиктованное самой жизнью. Но условность выбранного художником прототипа, отвлечённость религиозного сюжета не могли не сказаться на его образном решении. При всей своей психологической выразительности картина всё-таки страдала определённой противоречивостью. Положительный идеал, воплощённый в образе Христа, приобретал элемент абстрактности, а актуальная идея гражданского суждения переводилась из социальной в общефилософскую плоскость, лишаясь своей исторической конкретности.

В противоречивости и отвлечённости истолкования Крамским животрепещущих вопросов действительности сказалась и слепая вера художника в преобразующую силу морального фактора. 

“Надо бы написать ещё Христа, – делился планами Крамской в декабре 1872 года, – то есть не собственно его, а ту толпу, которая хохочет во всё горло. В самом деле, вообразите: нашёлся чудак, который говорит – знаю, где спасение… идите за мною, раздайте сокровище…”

Эта картина “Хохот”, продолжая эстетическую проблематику полотна “Христос в пустыне”, всё же была написана, несмотря на полную занятость художника, и окончена мастером в 1880 году.

Картина «Христос в пустыне» считается одним из наиболее значимых произведений русского художника Ивана Николаевича Крамского и являющаяся частью собрания Государственной Третьяковской галереи. (Размер картины составляет 180×210 см.) На неё приходят посмотреть многие люди  в наше время, которые питают живой интерес к искусству, живописи, которые интересуются биографией и творчеством великого мастера.

Источники:

1) Иван Николаевич Крамской. Письма. Т. II. – М.: Изд-во “Изогиз”, 1937.
2) И. Е. Репин. Иван Николаевич Крамской. Памяти учителя. Далёкое близкое. – М.:изд. Академии художеств СССР, 1960.
3) И. А . Гончаров. Сборник сочинений. – М., 1952.
4) В. М. Гаршин. Полн. собр. соч./Т. III/ – М.: Изд-во “Academia”, 1934.

Смотрите также статьи о других художниках и картинах.

Оставляйте свои комментарии. Спасибо, что были с нами!

Facebook Комментарии

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button